Блог Шабалина Серёги

sex, rock, RealtimeBoard

Позднее Ctrl + ↑

2 000 попыток

Вместо десятков книг про мотивацию и развитие достаточно посмотреть это видео. О том как чувак 2 года пытался выполнить один трюк на скейтборде. 2 000 попыток и несколько переломов.

На каждой попытке можно было сдаться. Только начинало получаться — а потом снова провал. Не было никакого видимого прогресса все 2 года. Не было никакой типичной кривой распределения или шаблона выполнения этого трюка, который бы говорил, что через 10 или 150 попыток ты точно его сделаешь. А ещё нет никакой гарантии, что сделав этот трюк один раз, ты сможешь его повторить следующей попыткой.

Вся боль и радость развития. И весь хаос тут же, потому что видимой разницы между попыткой 1 и попыткой 2001 нет, кроме последних десятков секунд приземления.

Что поможет нам выполнить свой трюк? Страсть и человек с камерой, который все 2 года просто был рядом.

2017  

Тед Чан. Сборник повестей

У Теда Чана интересный стиль: короткие повести написаны почти в формате технического задания, с подробными, но не скучными инженерными описаниями миров и объектов, как у Жюль Верна. При этом в текстах чудесным образом сконцентрировано так много идей и всё двигается так молниеносно, что моя голова кипела почти после каждого прочтения. И ничего нет про бластеры, спасение человечества и супер-злодеев.

Мне зашли не все повести. Поэтому я порекомендую только те, которые зашли. Сборник я покупал на Озоне.

Это Тед Чан

Вавилонская башня. Для меня она стала открытием новой метафоры знаний. В моем окружении популярна концепция горы знаний. Меня она начала смущать, потому что развитие — это не обязательно только по вертикали и конечная точка развития не обязательно отличается от начальной количественно (было 0 метров стало 5 000 на вершине).

У Теда Чана в повести другая концепция — цилиндр. То есть начальная и конечная точки находятся рядом, а разница только в опыте, который ты получил прежде чем что-то понял. Мне эта идея нравится гораздо больше, потому что многие знания, о которых пишут мудрые, кажутся банальностями. Почему? Потому что они банальны, но чтобы это понять надо много пройти.

В повести ещё много другого интересного, и занятна она совсем не цилиндром, а вавилонской башней, которая совсем не такая как в библейских текстах.

Тебе нравится, что ты видишь? Почти передача на Наука 2.0 о том, нужна ли красота. Мне понравился формат подачи как образец рассуждения над любой неоднозначной темой: со всех сторон, со всеми нюансами и без ярлыков.

История твоей жизни. Фильм «Прибытие» имеет к повести очень приблизительное отношение и во много порядков уступает по интересу. Мне в ней понравилось странное смешение рациональных описаний и рождающихся от них сильных эмоциональных переживаний (у меня, по крайней мере). И конечно же история о множественности реальностей, которая меня давно волнует. Посмотрите на эту тему мозгодробительное видео о восприятии реальности от Постнауки.

Ад — это отсутствие Бога. Классная история про ангелов, которые совсем не пухленькие ребятки с белыми крылышками. И похожая на сеанс психолога история о том, что всё происходит как происходит и это и есть суть мира. Никто не смотрит сверху за нами и не придумывает наказания или награды. Эта история очень похожа на концепцию Спинозы о том, что Бог — это Природа, то есть всё окружающее нас. А совсем не смыслящие существо, следящее за нами. Об этом есть отличная книга Ирвина Лома «Проблема Спинозы».

2017  

Шок, а потом радость незнания

До меня никогда не доходила фраза «я знаю, что я ничего не знаю». Потому что для меня за ней не было никакой истории.

И вот история нашлась благодаря Лотману.

Теперь когда сталкиваюсь со сложной задачей, которую совершенно не понятно как решать, я немного отчаиваюсь, но потом вспоминаю эту историю и радуюсь. Незнание означает, что я дошёл до границы своего знания. А значит до её расширения совсем чуть-чуть.

Юрий Лотман:

«Один хороший учитель рисовал на доске мелом маленький круг. Внутри него он писал: „знание“, а за его пределами — „незнание“. Он говорил ученикам: „Смотрите, какое маленькое пространство — знание, зато как мало оно соприкасается с незнанием...“ Потом он рисовал большой круг, писал внутри: „знание“, снаружи: „незнание“ и говорил: „Увеличив пространство знания, мы тем самым увеличили наше соприкосновение с незнанием“. Чем больше я знаю, тем больше я не знаю. И это, между прочим, та черта, к которой хорошая школа должна подвести ученика в конце. Если высшее образование хорошее, а не повторение средней школы, то в конце концов оно вызывает у человека шок. Потому что из области, где он узнавал истины, он переходит в область, где узнает сомнения. И чем больше человек знает, тем больше он сомневается...». Источник

2017  

Цилиндр и бумага

У Теда Чана в повести «Вавилонская башня» есть метафора про знание и понимание. Она поразила меня в самое сердце.

Так вот, разница между знанием и пониманием = разнице между цилиндром для печати и листом бумаги. Строки, которые на бумаге находятся на противоположных концах листа, на цилиндре располагаются рядом.

Переход от знания к пониманию, кажется, такой же. А и Б не встанут рядом, пока я сам не проползу весь путь от одного края к другому. А как только прополз, близость А и Б сразу становится очевидной. Но при этом я не смогу объяснит её другому человеку, который ещё не начал движение.

Что делать с этим на практике? Например, стараться не давать людям без опыта книги-рецепты. Не грузи человека без опыта управления «45 татуировками менеджера» или «Прыгни выше головы». Да, они покажутся очень умными и правильными, но вряд ли поменяют поведение, потому что его еще не сформировалось из опыта.

Зато они классно зайдут, когда ты уже упоролся, наломал дров, наступил на грабли, заработал синяков и приполз израненный к библиотеке. А и Б ещё не рядом, но уже тянут друг к другу ручки. И тут ты читаешь рецепт, кричишь «Да, это про меня! Да, я тоже так косячил. Ааа, вот как надо было-то» и точки сближаются.

Короче, путь из знания к пониманию лежит через опыт. И это тоже история про А и Б: наверное, вы это и так знали. А я только сейчас до этого дошёл.

А у Теда Чана вот так написано:

«Он не мог припомнить никаких чудес, которыми Яхве перенес его сюда. Он просто всплыл из хранилища вод небесных и оказался в пещере. Каким-то образом хляби небесные оказались под землей. Они соприкасались, хоть их и разделяло много лиг пути. Как такое возможно? Как могут соприкасаться два таких далеких места? Хиллалум не мог даже представить себе такого. А потом его осенило: цилиндр — печать! Когда такой печатью прокатить по глиняной мягкой табличке, то резной цилиндр оставит отпечаток, рисунок. И две фигуры могут оказаться на разных концах таблички, хотя на цилиндре они стоят рядом. И весь мир — такой цилиндр. Людям кажется, что Небо и Земля находятся на разных концах таблички, а между ними простерлось небо и звезды. Но на самом деле мир свернут каким-то фантастическим образом, так что Небо и Земля соприкасаются. Теперь стало ясно, почему Яхве не разрушил башню, не покарал людей за их стремление выйти за отведенные пределы. Самое долгое путешествие вернет их в то место, откуда они вышли».

2017  

Квадратный астронавт, круглый люк

Забрал из книги Криса Хэдфлида «Руководство астронавта по жизни на Земле» формулу достижения результатов и осуществления мечт. «Квадратный астронавт, круглый люк».

Она ёмкая, но в ней много всего:
— мечта при её достижении выглядит совсем иначе, чем вам представлялось;
— любые достижения состоят на 1% из романтики и на 99% из пота и рутины;
— нет волшебной таблетки достижения чего-либо, нет одного правильного пути; каждый куда-то идёт, много раз падает и, возможно, приходит куда хотел. А чаще всего не приходит;
— завидуя чужим успехам, мы видим лишь последнюю точку движения человека. И редко думаем над тем, сколько пришлось преодолеть до того, как они этого достигли. Зная всё, быть может я бы совсем и не хотел быть создателем Tesla и Space-X. Кстати, про путь Илона Маска.

«Когда я плавал в невесомости в шлюзовой камере перед первым выходом в открытый космос, я знал, что нахожусь в одном шаге от еще более величественной красоты. Достаточно выплыть наружу, чтобы оказаться посреди грандиозных декораций Вселенной, будучи при этом привязанным к кораблю, который вращается вокруг Земли со скоростью 28 000 км/ч. Об этом моменте я мечтал, ради него трудился почти всю свою жизнь. Но всего в шаге от великого свершения я столкнулся с нелепой проблемой: как сделать последний шаг и выбраться из шлюза? Люк маленький и круглый, а я со всеми своими инструментами, закрепленными ремнями на груди, и огромным ранцем с кислородными баллонами и электроникой на спине — квадратный. Квадратный астронавт, круглый люк.

С тех пор как я стал астронавтом, я представлял себе выход в открытый космос как сцену из кинофильма: звучит торжественная музыка, громкость нарастает, я элегантно отталкиваюсь от корабля и выхожу в черное, как смоль, бесконечное космическое пространство. Но все прошло не слишком романтично. Я был вынужден запастись терпением и неуклюже протискиваться через люк, оставить возвышенные чувства и сосредоточиться на рутине: постараться не ободрать свой скафандр и не запутаться в страховочном фале, чтобы не предстать перед Вселенной стреноженным, словно теленок <...>.

Квадратный астронавт, круглый люк. В этом история всей моей жизни. Вечное стремление разгадать, как добраться туда, куда я хочу, когда войти через дверь невозможно. На бумаге моя карьера кажется предопределенной: инженер, летчик-истребитель, летчик-испытатель, астронавт. Типичный путь для любого, кто встал на эти профессиональные рельсы — прямые как линейка. Но в жизни все не так, как на бумаге. В жизни случались и резкие повороты, и тупики. Мне не была предначертана судьба астронавта. Астронавтом я должен был сделать себя сам».

Кстати, квадратный астронавт, круглый люк — это витрувианский человек Леонардо.

2017  
Ранее Ctrl + ↓