Жизнелюбивый, отталкивающий и воинственный, как сорняк

Позднее Ctrl + ↑

Быть слабым безопаснее, чем сильным

Неочевидная причина, почему нам (окей, некоторым, например, мне) сложно находить и признавать свои достоинства, в том числе перед самим собой — потому что так безопаснее.

Ты искренне рассказываешь про свою слабость или провал — и хуже вряд ли будет: тебя либо поблагодарят за честность, либо пройдут мимо. Упасть невозможно, ты и так лежишь.

Рассказываешь про сильную сторону, и за углом тебя уже ждут десятки вариантов. Среди них зависть, гнев, срач в комментариях, страх падения...

Безусловно, нужна большая смелость, чтобы признаться себе и другим в слабостях. Но, похоже, не меньшая смелость нужна для того, чтобы признаться в достижениях и достоинствах — они могут сделать тебя уязвимее, ведь их придётся защищать, перед самим собой в том числе.

Некоторые из тех, кто говорит «Я умею делать это классно», проделывают такую же тяжёлую внутреннюю работу, как и те, кто говорит «Я не умею этого делать».

Быть бесстрашным сложно. Но всю жизнь прятаться тоже не вариант.

***
«Главное для того, чтобы ощутить себя свободным и счастливым, — это бесстрашие». Андрей Тарковский

2020  

Гендерная хтонь: мужик должен...

Сидел возле детской площадки, и внезапно за полчаса провёл краткий срез российской гендерной хтони. Папа говорил сыну: «Не реви как девчонка», другой выговаривал дочке за то, что боится высоты; пацаны в песочнице обзывали пухляша «ромовой бабой», бабушки на лавке рассуждали, что «её муж опять бухает, козлина». Наш ЖК, кстати, называют комплексом класса Комфорт.

А где-то в это время ракеты Илона Маска сами возвращаются на стартовые площадки после полёта.

У меня было обычное детство ребёнка 90-х в типичном рабочем городке. Там я узнал много того, что должен делать мальчик, чтобы считаться мужиком. Большинство из этого ничего общего не имеет с взрослением и самостоятельностью, но при этом в списке нет ничего плохого или хорошего.

Хтонь в слове «должен» и настороженном отношении к тем, кто списку не соответствует. Я сам и многие мои знакомые пацаны делают что-то не потому, что реально хотят, а потому что должны, чтобы их не считали «бабами и слюнтяями».

Ты мужик, значит ты должен:

  • быть сильным, в идеале — самым; вообще любить спорт и боль;
  • не реветь, не говорить про эмоции, не откровенничать (бабское всё это);
  • драться 1:1 на школьном дворе;
  • очень оскорбляться, если тебя задевают в толпе или сигналят на светофоре;
  • любить футбол, хоккей, бокс, UFC;
  • иметь небритые подмышки;
  • играть в CS, Quake, WoW;
  • обладать золотыми руками: чинить розетки, менять трубы, клеить обои, заменять патрубок, свечи и масло;
  • водить большую машину, спортивную машину или громкую машину; иметь гараж и прицеп; мечтать о мотоцикле (в идеале — его уже иметь и мечтать о лодке и снегоходе);
  • увлекаться охотой или рыбалкой;
  • владеть квартирой со свежим ремонтом, строить дом с баней;
  • вкусно готовить мясо, но только несколько раз в год, чтобы домашние не привыкли к хорошему;
  • иметь стройную жену, дочку-балерину и сына-футболиста;
  • встречаться раз в месяц с друганами в бане, делать фотку, где вы в трусах на кортах с шашлыками сжимаете кулаки типа «мы бригада»;
  • обсуждать женщин, спорт и машины;
  • подарить жене шубу;
  • иметь большую собаку (можно иметь маленькую собачку только если у тебя дочка);
  • зарабатывать больше жены;
  • не ныть;
  • не быть бабой;
  • презирать меньшинства.

Так хочется иногда всплакнуть в кинотеатре, обнять сына после секции бальных танцев, не идти на охоту с друзьями, потому что боишься вида крови, побрить подмышки, потому что чешется, но нужно терпеть. Жизнь мужчин полна боли, запретов и непонимания.

2020  

Burnout Man

Придумали фестиваль — Burnout Man.

Как Burning Man, только сначала вы строите то, от чего выгорели, а потом это сжигаете, чтобы больше не выгорать. И постигаете катарсис.

Искренность * Смелость = Неуязвимость

В моём детстве взрослые любили задавать два вопроса: Кого ты больше любишь: папу или маму? и Кем ты хочешь стать? Как будто все мы в детстве проходили глупые и скучные собеседования.

Первый вопрос вызывал во мне протест. Во-первых, когда я был маленький, я любил всех. Во-вторых, уже тогда я чувствовал, что нельзя любить больше или меньше, можно просто любить или не любить. Через 20 лет я прочитал подобную мысль у Довлатова и окончательно утвердился в этой точке зрения.

На второй вопрос лет до 6 я отвечал уверенно: «Хочу быть пожарным!» Потом я хотел быть рок-звездой или писателем. Потом начался 8й класс и я запутался.

Теперь, кажется, я нашёл описание того, кем хочу стать: искренним, смелым и неуязвимым. Совсем неважно, внутри какой профессии это произойдёт.

Это крутая формула Егора Азанова, спасибо ему. А ниже он же формулу расшифровывает:

«
ИСКРЕННОСТЬ — соответствие внутреннего внешнему.
Я говорю то что чувствую и думаю, показываю то, что в самой глубине моего сердца. Проявляю себя полностью, со всеми частями. Не прячусь от себя и от других. Не обманываю себя и других. Открытое сердце.

СМЕЛОСТЬ — умение признать свой страх, выразить его и не ограничивать себя им.
Не избегать страшного. Не бояться заранее. Признавать, если страшно. Выражать это. Позволять себе идти туда, где страшно. Не обманывать себя, что мне не страшно. Свободный выбор.

НЕУЯЗВИМОСТЬ — меня невозможно уязвить.
Если я прячу что-то, избегаю страшного, отказываюсь признавать в себе что-то — меня очень легко уязвить. Как только кто-то или что-то показывает на мои уязвимые места, я тут же начинаю защищаться, атаковать или убегаю.

Если же я смело показываю свои самые уязвимые места, признаю свои страхи и не ограничиваю себя ими — меня невозможно уязвить. Я хожу по Земле как смелый Лев, готовый встретить всё открытым сердцем.
»

Можно мне?

Заметил, что заказывая еду в кафе, я всегда начинаю предложение с Можно: «Можно мне салат? Можно чай? Можно счёт?». Не из вежливости и не потому, что это калька с английского «may I have...», ибо английский мой грустен. Я так строю предложение, потому что спрашиваю разрешения. Хотя вся суть кафе — в том, что я просто говорю, что буду есть, а мне просто это приносят.

С такси также. Если таксист высадил меня за 100 метров до конечной точки, я промолчу и пойду пешком. Или на работе, или на хоть где. Мне 33, а я спрашиваю разрешения, как будто я на детском утреннике и отпрашиваюсь у воспитательницы в туалет.

Оказалось, что очень сложно просто что-то сделать: взять / купить / спросить / дать. Без чувства вины и стыда, без чувства превосходства или раболепства, без хамства или излишней вежливости. То есть «Я Человек, и это звучит гордо» — вот это оказалось очень сложно.

Всё это поведение вполне себе можно раскрутить вглубь. И там будет история про что-то в детстве, что меня, например, научило не высовываться, не шуметь и занимать как можно меньше места в комнате. Но я про это не буду.

Короче, наблюдать за собой интересно, хоть и травматично. Но это лучше, чем не наблюдать и превращаться в овощь.

А чтобы наблюдать, вполне достаточно начать обращать внимание на свою рутину и слова и эмоции на этот счёт: от того, как здороваешься с консьержем до просьбы счёта у официанта.

Ранее Ctrl + ↓